Главная  |  Работа у нас  |  Авторизация  |  Карта сайта                   
Телефоны: +7(495)727-37-20, +7(495)650-78-75, +7(495)694-30-60
Подбор домашнего персонала
Няня для ребенка
Няня к грудничку
Няня медсестра
Няня-воспитатель
Логопед для ребенка
Гувернантка школьнику
Домработница в дом
Сиделка пожилому
Личный повар в семью
Семейная пара в дом
Личный и семейный водитель
 
 
Цена на услуги персонала
Сколько стоит няня?
Сколько стоит гувернантка?
Сколько стоит домработница?
Сколько стоит сиделка?
Сколько стоит повар?
Сколько стоит водитель?
Сколько стоит репетитор?
Сколько стоит логопед?
Сколько стоит семейная пара?
Часть 6
Другая проблема - возможности человеческого мозга вне свойст¬венных людям условий жизни в обществе. В начале XX столетия индийский психолог Рид Сингх получил известие, что около одной деревни замечены два загадочных суще¬ства, похожие на людей, но передвигающиеся на четвереньках. Их удалось выследить. Однажды Сингх с группой охотников спрята¬лись у волчьей норы и увидели, как волчица выводит на прогулку детенышей, среди которых оказались две девочки - одна примерно восьми, другая - полутора лет. Сингх увез девочек с собой и попы¬тался их воспитать. Они бегали на четвереньках, пугались и пыта¬лись скрыться при виде людей, огрызались, выли по ночам по-волчьи. Младшая - Амала - умерла через год. Старшая - Камала-прожила до семнадцати лет. За девять лет ее удалось в основном отучить от волчьих повадок, но все-таки, когда она торопилась, то опускалась на четвереньки. Речью Камала, по существу, так и не овладела - с большим трудом она обучилась правильно употреблять всего 40 слов. Оказывается, что человеческая психика не возникает и без человеческих условий жизни. Таким образом, и определенное строение мозга, и определенные условия жизни, воспитания необходимы, чтобы стать человеком. Од¬нако их значение различно. Примеры с Иони и Камалой в этом смысле очень характерны: обезьяна, воспитанная человеком, и ребенок, вскормленный волком. Иони вырос обезьяной со всеми присущими шимпанзе особенностями поведения. Камала выросла не человеком, а существом с типичными волчьими повадками. Следовательно, черты обезьяньего поведения в значительной мере заложены в мозгу обезья¬ны, предопределены наследственно. Черт же человеческого поведения, человеческих психических качеств в мозгу ребенка нет. Зато есть не¬что другое - возможность приобрести то, что дается условиями жиз¬ни, воспитанием, пусть это будет даже способность выть по ночам. Взаимодействие биологического и социального факторов. Биологи¬ческое и социальное в человеке в действительности столь прочно вос¬соединены, что разделять эти две линии можно лишь теоретически. Л. С. Выготский в своей работе, посвященной истории развития высших психических функций, писал: «Достаточно общеизвестно ко¬ренное и принципиальное отличие исторического развития человече¬ства от биологической эволюции животных видов... мы можем ... сде¬лать совершенно ясный и бесспорный вывод: насколько отлично ис-торическое развитие человечества от биологической эволюции жи¬вотных видов»59. Процесс психологического развития самого челове¬ка, согласно многочисленным исследованиям этнологов, психологов, происходит по историческим законам, а не по биологическим. Основ¬ным и всеопределяющим отличием этого процесса от эволюционного является то, что развитие высших психических функций происходит без изменения биологического типа человека, который изменяется по эволюционным законам. До сих пор недостаточно выяснено, какова непосредственная зави¬симость высших психических функций и форм поведения от структу¬ры и функций нервной системы. Нейропсихологи и нейрофизиологи еще решают эту трудно поддающуюся проблему - ведь речь идет об изучении тончайших интегративных связей клеток головного мозга и проявлений психической активности человека. Безусловно, что каждый этап в биологическом развитии поведения совпадает с измене-ниями в структуре и функциях нервной системы, каждая новая ступень в развитии выс-ших психических функций воз¬никает вместе с изменениями центральной нервной систе-мы. Однако остается до сих пор недостаточно выясненным, какова непосредствен¬ная за-висимость высших форм поведения, высших психических функ¬ций от структуры и функ-ции нервной системы. Исследуя первобытное мышление, Л. Леви-Брюль писал о том, что высшие психиче-ские функции происходят от низших. «Для того чтобы понять высшие типы, необходимо обратиться к относительно перво¬бытному типу. В этом случае открывается широкое поле для продук¬тивных изысканий относительно психических функций...»60 Исследуя коллек-тивные представления и подразумевая «под представлением факт познания», Л. Леви-Брюль указывал на социальное развитие как определяющее особенности психических функций. Очевидно, этот факт был отмечен Л. С. Выготским как выдающееся положение науки: «По сравнению одного из самых глубоких исследователей примитив¬ного мышле-ния мысль о том, что высшие психические функции не мо¬гут быть поняты без биологиче-ского изучения, т.е. что они являются продуктом не биологического, а социального разви-тия поведения, не нова. Но только в последние десятилетия она получила прочное факти-ческое обоснование в исследованиях по этнической психологии и ныне может считаться бесспорным положением нашей науки»61. Это озна¬чает, что развитие высших психиче-ских функций может быть осуще¬ствлено через коллективное сознание, в контексте кол-лективных пред¬ставлений людей, т.е. оно обусловлено социально-исторической при-родой человека. Л. Леви-Брюль указывает на весьма важное обстоя¬тельство, которое уже при нем подчеркивалось многими социологами: «Для того чтобы понять механизм социальных институтов, следует отделаться от предрассудка, заключающегося в вере, будто коллек¬тивные представления вообще повинуются законам психологии, бази-рующейся на анализе индивидуального субъекта. Коллективные пред¬ставления имеют свои собственные законы и лежат в социальных от¬ношениях людей»62. Эти идеи привели Л. С. Выготского к мысли, ко¬торая стала основополагающей для отечественной пси-хологии: «Раз¬витие высших психических функций составляет одну из важнейших сторон культурного развития поведения». И далее: «Говоря о куль¬турном развитии ребенка, мы имеем в виду процесс, соответствующий психическому развитию, совершавшемуся в процессе исторического развития человечества... Но, a priori, нам было бы трудно отказаться от мысли, что своеобразная форма приспособления человека к приро¬де, коренным образом отличающая человека от животных и делаю¬щая принципиально невозможным простое перенесение законов жи¬вотной жизни (борьба за существование) в науку о человеческом об¬ществе, что это новая форма приспособления, лежащая в основе всей исторической жизни человечества, окажется невозможной без новых форм поведения, этого основного механизма уравновешивания орга¬низма со средой. Новая форма соотношения со средой, возникшая при наличии определенных биологических предпосылок, но сама перерас¬тающая за пределы биологии, не могла не вызвать к жизни и принци¬пиально иной, качественно отличной, иначе организованной системы пове-дения»63. Употребление орудий дало возможность человеку, оторвавшись от биологических раз-вивающихся форм, перейти на уровень высших форм поведения. В онтогенезе человека, безусловно, представлены оба типа психиче¬ского развития, которые в филогенезе изолированы: биологическое и историческое (культурное) разви-тие. В онтогенезе оба процесса име¬ют свои аналоги. В свете данных генетической психо-логии можно различать две линии психического развития ребенка, соответствующие двум линиям филогенетического развития. Указывая на этот факт, Л. С. Выготский ограничивает свое суждение «исключительно одним моментом: наличием в фило- и онтогенезе двух линий развития, а не опирается на филогенетический закон Геккеля («онтогения есть краткое повторение филогении»)», который широко применялся в биогенетических теориях В. Штерна, Ст. Холла, К. Бюлера и др. Согласно Л. С. Выготскому, оба процесса, представленные в раз¬деленном виде в фило-генезе и связанные отношением преемственности и последовательности, реально сущест-вуют в слитом виде и образуют единый процесс в онтогенезе. В этом величайшее и самое основное своеобразие психического развития ребенка. «Врастание нормального ребенка в цивилизацию, - писал Л. С. Вы¬готский,- представ-ляет обычно единый сплав с процессами его органи¬ческого созревания. Оба плана разви-тия - естественный и культур¬ный - совпадают и сливаются один с другим. Оба ряда изме-нений взаимопроникают один в другой и образуют, в сущности, единый ряд социально-биологического формирования личности ребенка. По¬скольку органическое развитие со-вершается в культурной среде, по¬стольку оно превращается в исторически обусловленный биологиче¬ский процесс. С другой стороны, культурное развитие приобретает совершенно своеобразный и ни с чем не сравнимый характер, по¬скольку оно совершается одновременно и слитно с органическим со¬зреванием, поскольку носителем его является растущий, изменяющий¬ся, созревающий организм ребенка»64. Л. С. Выготский последова¬тельно развивает свою идею совмещения врастания в цивилизацию с органическим созреванием. Идея созревания лежит в основе выделения в онтогенетическом развитии ребенка осо-бых периодов повышенного реагирования - сензитивных периодов. Чрезвычайная пластичность, обучаемость - одна из важнейших особенностей человече-ского мозга, отличающая его от мозга живот¬ных. У животных большая часть мозгового вещества «занята» уже к моменту рождения - в нем закреплены механизмы инстинктов, т.е. форм поведения, передаваемых по наследству. У ребенка же значи¬тельная часть мозга оказывается «чистой», готовой к тому, чтобы принять и закрепить то, что ему дают жизнь и воспитание. Ученые доказали, что процесс формирования мозга животного в основном заканчивается к моменту рождения, а у человека продолжается после рождения и зависит от условий, в которых происходит развитие ре¬бенка. Следовательно, эти условия не толь-ко заполняют «чистые страницы» мозга, но и влияют на само его строение. Законы биологической эволюции потеряли свою силу по отноше¬нию к человеку. Перестал действовать естественный отбор - выжива¬ние сильнейших, наиболее приспособленных к среде особей, потому что люди научились сами приспосабливать среду к своим нуждам, преобразовывать ее при помощи орудий и коллективного труда. Мозг человека не изменился со времени нашего предка - кромань¬онца, жившего не-сколько десятков тысяч лет назад. И если бы человек получал свои психические качества от природы, мы и сейчас ютились бы в пещерах, поддерживая неугасимый огонь. На са-мом деле все обстоит иначе. Если в животном мире достигнутый уровень развития поведения передается от одного поколения к другому так же, как и строение ор¬ганизма, путем биологического наследова-ния, то у человека свойст¬венные ему виды деятельности, а вместе с ними и соответст-вующие знания, умения и психические качества передаются другим путем - путем соци-ального наследования. Социальное наследование. Каждое поколение людей выражает свой опыт, свои зна-ния, умения, психические качества в продуктах своего труда. К ним относятся как пред-меты материальной культуры (окружающие нас вещи, дома, машины), так и произведения духовной культуры (язык, наука, искусство). Каждое новое поколение получает от преды-дущих все, что было создано раньше, вступает в мир, «впитавший» в себя деятельность человечества. Овладевая этим миром человеческой культуры, дети постепенно усваивают вложенный в нее общественный опыт, те знания, умения, психические качества, которые свойственны человеку. Это и есть со¬циальное наследование. Конечно, ребенок не в состоянии расшифро¬вать достижения человеческой культуры самостоятельно. Он делает это при постоянной помощи и руководстве со стороны взрослых - в процессе воспитания и обучения. На земле сохранились племена, ведущие первобытный образ жиз¬ни, не знающие не только телевидения, но и металлов, добывающие пищу при помощи примитивных камен-ных орудий. Изучение пред¬ставителей таких племен говорит на первый взгляд о значи-тельном отличии их психики от психики современного культурного человека. Но это от-личие - совсем не проявление каких-либо природных осо¬бенностей. Если воспитать ре-бенка такого отсталого племени в со¬временной семье, он ничем не будет отличаться от любого из нас. Французский этнограф Ж. Виллар отправился в экспедицию в труднодоступный район Парагвая, где жило племя гу-айкилов. Об этом племени было известно очень немногое: что ведет оно кочевой образ жизни, постоянно переходя с места на место в поисках своей основной пищи - меда диких пчел, имеет примитивный язык, не вступа¬ет в контакты с другими людьми. Виллару, так же как и многим другим до него, не посчастливилось познакомиться с гуайкилами - они поспешно уходили при приближе¬нии экспедиции. Но на одной из покинутых стоянок была обнаружена, видимо, позабытая впопыхах двухлетняя девочка. Виллар увез ее во Францию и поручил воспиты¬вать своей матери. Через двадцать лет молодая женщина уже была ученым-этногра¬фом, владеющим тремя языками. Природные свойства ребенка, не порождая психических качеств, создают предпосылки для их образования. Сами же эти качества воз¬никают благодаря социальному наследова-нию. Так, одним из важных психических качеств человека является речевой (фонематиче-ский) слух, дающий возможность различать и узнавать звуки речи. Ни одно животное им не обладает. Установлено, что, реагируя на словесные команды, животные улавливают только длину слова и интонацию, самих речевых звуков они не различают. От природы ребенок получа¬ет строение слухового аппарата и соответствующих участков нервной системы, пригодное для различения речевых звуков. Но сам речевой слух развивается только в процессе усвоения того или иного языка под руководством взрослых. Ребенок не имеет от рождения каких-либо форм поведения, свойст¬венных взрослому человеку. Но некоторые простейшие формы пове¬дения - безусловные рефлексы - у него врожденны и совершенно не¬обходимы как для того, чтобы ребенок мог выжить, так и для даль¬нейшего психического развития. Ребенок рождается с набором орга¬нических потреб-ностей (в кислороде, в определенной температуре окружающего воздуха, в пище и т.п.) и с рефлекторными механизма¬ми, направленными на удовлетворение этих потребностей. Различные воздействия окружающей среды вызывают у ребенка защитные и ори-ентировочные рефлексы. Последние особенно важны для дальнейшего психического раз-вития, так как составляют природную основу полу¬чения и переработки внешних впечат-лений. На базе безусловных рефлексов у ребенка уже очень рано начина¬ют вырабатываться условные рефлексы, которые ведут к расширению реакций на внешние воздействия и к их усложнению. Элементарные безусловно - и условно-рефлекторные механизмы обеспечивают пер¬воначальную связь ребенка с внешним миром и создают условия для установления контактов со взрослыми и перехода к усвоению разных форм общественного опыта. Под его влиянием впоследствии склады¬ваются психические качества и свойства личности ребенка. В процессе усвоения общественного опыта отдельные рефлекторные механизмы объе-диняются в сложные формы - функциональные органы мозга. Каждая такая система рабо-тает как единое целое, выполняет новую функцию, которая отличается от функций состав¬ляющих ее звеньев: обеспечивает речевой слух, музыкальный слух, логическое мышление и другие свойственные человеку психические качества. В период детства происходит интенсивное созревание организма ребенка, в частности созревание его нервной системы и мозга. На протяжении первых семи лет жизни масса мозга возрастает примерно в 3,5 раза, изменяется его строение, совершенствуются функ-ции. Созре¬вание мозга очень важно для психического развития: благодаря ему увеличи-ваются возможности усвоения различных действий, повыша¬ется работоспособность ре-бенка, создаются условия, позволяющие осуществлять все более систематическое и целе-направленное обучение и воспитание. Ход созревания зависит от того, получает ли ребенок достаточное количество внешних впечатлений, обеспечивают ли взрослые условия воспитания, необходимые для активной работы мозга. Наукой дока¬зано, что те участки мозга, которые не упражняются, перестают нор¬мально созревать и могут даже атрофироваться (потерять способ¬ность к функционированию). Это особенно ярко выступает на ранних стадиях развития. Созревающий организм представляет собой наиболее благодатную почву для воспита-ния. Известно, какое впечатление производят на нас события, совершающиеся в детстве, какое влияние они подчас оказы¬вают на всю дальнейшую жизнь. Обучение, проводимое в детстве, имеет большее значение для развития психических качеств, чем обуче¬ние взрослого. Природные предпосылки - строение организма, его функции, его созревание - необхо-димы для психического развития; без них разви¬тие происходить не может, но они не оп-ределяют того, какие именно психические качества появляются у ребенка. Это зависит от условий жизни и воспитания, под влиянием которых ребенок усваивает обще¬ственный опыт.
 

whatsApp2

Отзывы о нашем агентстве
Для работодателей - База резюме
Для соискателей - База вакансий
 
Google