Главная  |  Работа у нас  |  Авторизация  |  Карта сайта                   
Телефоны: +7(495)727-37-20, +7(495)650-78-75, +7(495)694-30-60
Подбор домашнего персонала
Няня для ребенка
Няня к грудничку
Няня медсестра
Няня-воспитатель
Логопед для ребенка
Гувернантка школьнику
Домработница в дом
Сиделка пожилому
Личный повар в семью
Семейная пара в дом
Личный и семейный водитель
 
 
Цена на услуги персонала
Сколько стоит няня?
Сколько стоит гувернантка?
Сколько стоит домработница?
Сколько стоит сиделка?
Сколько стоит повар?
Сколько стоит водитель?
Сколько стоит репетитор?
Сколько стоит логопед?
Сколько стоит семейная пара?
Часть 5
Носителями организационной культуры являются люди. Однако в коллективах с усто-явшейся организационной культурой последняя как бы отделяется от людей и становится атрибутом социальной атмосферы коллектива, которая оказывает активное воздействие на его членов. Культура организации представляет собой сложное взаимодействие философии и идеологии управления, мифологию организации, ценно¬стные ориентации, верования, ожидания и нормы. Организационная культура трудовой деятельности существует в системе языковых знаков и в «духе» команды, отражающих готовность последней к развитию, к принятию символов, посредством которых ценностные ориентации «пе¬редаются» членам команды. Производственные отношения, в которые вступают люди, определяют характер их трудовой деятельности, харак¬тер общения по поводу содержания трудовой деятельности, опосредуют стиль общения. Трудовая деятельность ориентирована на конечный продукт, а также на получение за труд денежного эквивалента. Но в самой трудовой деятельности заложены условия для саморазвития че¬ловека. Каждый человек, включенный мотивационно в саму трудовую деятельность, стремится быть профессионалом и творцом. Таким образом, основные виды деятельности человека - общение, игра, ученье, труд - составляют реальность социального пространства. Отношения людей в сфере общения, трудовой деятельности, ученья и игры опосредо-ваны сложившимися в обществе правилами, которые в социуме представлены в виде обя-занностей и прав. Обязанности и права человека. Реальность социального простран¬ства имеет органи-зующее поведение человека, его образ мыслей и мо¬тивов начало, выражаемое в системе обязанностей и прав. Каждый человек лишь в том случае будет чувствовать себя доста-точно защи¬щенным в условиях реальности социального пространства, если он примет за основу своего бытия существующую систему обязанностей и прав. Конечно, значения обязанностей и прав обладают такой же пульсирующей подвижностью в общественном сознании людей в про¬цессе истории, как и всякие другие значения. Но в сфере индивиду-аль¬ных смыслов обязанности и права могут обретать ключевые позиции для жизненных ориентации человека. В свое время Ч. Дарвин писал: «Человек - общественное животное. Каждый согласится с тем, что человек - общественное животное. Мы видим это в его нелюбви к уединению и в его стремлении к общест¬ву...»46 Человек зависит от общества и не может обойтись без него. Как у социального существа, у человека сформировалось в его исто¬рическом разви-тии могущественное чувство - регулятор его социаль¬ного поведения, оно резюмируется в коротком, но могущественном слове «должен», столь полном высокого значения. «Мы видим в нем благороднейшее из всех свойств человека, заставляющее его без ма¬лейшего колебания рисковать своей жизнью для ближнего, или после должного обсуждения по-жертвовать своей жизнью для какой-нибудь великой цели в силу одного только глубокого сознания долга или справедливости»47. Здесь Ч. Дарвин ссылается на И. Канта, который писал: «Чувство долга! Чудное понятие, действующее на душу посред¬ством увлекательных доводов лести или угроз, но одной силой ничем не прикрашенного, непреложного закона и поэтому внушающее все¬гда уважение, если и не всегда покорность...» Социальное качество человека - чувство долга формировалось в процессе построения идеалов и реализации социального контроля. Идеал- норма, некий образ того, как человек должен проявлять себя в жизни, чтобы быть признанным обществом. Однако этот об¬раз весьма синкретичен, трудно поддается вербальной конструкции. И. Кант в свое время высказывался весьма определенно: «...Мы долж¬ны, однако, признать, что человеческий разум содержит в себе не только идеи, но и идеалы (курсив мой. - В. М.), которые ...обладают практической силой (как регулятивные принципы) и лежат в основе возможности совершенства определенных поступков... Доб-родетель и вместе с ней человеческая мудрость во всей их чистоте - суть идеи. Но мудрец (стоиков) есть идеал, т.е. человек, который существует только в мысли, но который пол-ностью совпадает с идеей мудрости. Как идея дает правила, так идеал служит в таком слу-чае прообразом для пол¬ного определения своих копий; и у нас нет иного мерила для на-ших поступков, кроме поведения этого божественного человека в нас, с которым мы сравниваем себя, оцениваем себя и благодаря этому ис¬правляемся, никогда, однако, не будучи в состоянии сравняться с ним. Хотя и нельзя допустить объективной реальности (существования) этих идеалов, тем не менее нельзя на этом основании считать их химе-рами: они дают необходимое мерило разуму, который нуждается в понятии того, что в своем роде совершенно, чтобы по нему оценивать и измерять степень и недостатки несовершенного»48. Человечество при создании и освоении реальности социального про-странства через своих мыслителей всегда стремилось создать нравственный идеал. Нравственный идеал - представление о всеобщей норме, образце человеческого пове-дения и отношений между людьми. Нравственный идеал прорастает и развивается в тес-ной связи с общественными, по¬литическими и эстетическими идеалами. В каждый исто-рический мо¬мент в зависимости от идеологии, возникающей в обществе, от на¬правления движения общества нравственный идеал меняет свои от¬тенки. Однако общечеловеческие ценности, отработанные в веках, остаются в назывной своей части неизменными. В инди-видуальном сознании людей они выступают в чувстве, называемом совестью, оп¬ределяют поведение человека в обыденной жизни. Нравственный идеал ориентирован на большое число внешних со¬ставляющих: законы, конституцию, обязанности, непреложные для конкретного учреждения, где учится или работает человек, правила общежития в семье, в общественных местах и многое другое. В то же время нравственный идеал имеет индивидуальную направленность в каждом от-дельном человеке, обретает для него уникальный смысл. Реальность социального пространства - весь нерасторжимый ком¬плекс знаковых систем предметного и природного мира, а также человеческих отношений и ценностей. Именно в реальность человеческого бытия как условие, определяющее индивидуальное развитие и индивидуальную человеческую судьбу, входит каждый человек с момента своего рождения и пребывает в ней в течение своей земной жизни. § 2. ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ПСИХИКИ Биологические предпосылки. Предварительные условия развития психики принято называть предпосылками развития. К предпосылкам относят природные свойства орга-низма человека. Ребенок проходит закономерный процесс развития на базе определенных предпосылок, созданных предшествующим развитием его предков на протяжении многих поколений. Во второй половине XIX в. и в первой половине XX в. научным сознанием философов, биологов, психологов овладел сформулиро¬ванный Э. Геккелем биогенетический закон (1866 г.). Согласно этому закону каждая органическая форма в своем индивидуальном развитии (онтогенезе) в известной мере повторяет черты и особенности тех форм, от которых она произошла. Закон читается так: «Онтогения есть краткое и быстрое повторение филогении»49. Это значит, что в онтогенезе каждый индивидуальный организм непосредственно вос¬производит путь филогенетического развития, т.е. происходит повто¬рение развития предков от общего корня, к которому данный орга¬низм относится. Согласно Э. Геккелю, быстрое повторение филогении (рекапи¬туляция) обусловлено физиологическими функциями наследственно¬сти (воспроизведения) и приспособляемости (питания). При этом особь повторяет важнейшие изменения формы, через которые прошли ее предки в течение медленного и длительного палеонтологического развития по законам наследственности и приспособления. Э. Геккель пошел вслед за Ч. Дарвином, который впервые поста¬вил проблему соотно-шения между онтогенезом и филогенезом еще в «Очерке 1844 года». Он писал: «Зароды-ши ныне существующих по¬звоночных отражают строение некоторых взрослых форм это-го большого класса, существовавших в более ранние периоды истории Земли»50. Однако Ч. Дарвин отмечал также и факты, отражающие явления гетерохронии (изменения во вре-мени появления признаков), в частности случаи, когда некоторые признаки возникают в онтогенезе потомков раньше, чем в онтогенезе предковых форм. Сформулированный Э. Геккелем биогенетический закон был вос¬принят современниками и следующими поколениями ученых как не¬преложный51. Э. Геккель проанализировал строение человеческого тела в кон¬тексте всей эволюции животного мира. Э. Геккель рассматривал онто¬гению человека и историю его происхож-дения. Раскрывая генеалогию (филогению) человека, он писал: «Если бесчисленные рас-тительные и животные виды не сотворены сверхъестественным «чудом», но «разви¬лись» путем естественного превращения, то «естественная система» их будет родословным дре-вом»52. Далее Э. Геккель переходил к описа¬нию сущности души с точки зрения психоло-гии народов, онтогенети¬ческой психологии и филогенетической психологии. «Индивидуаль¬ный сырой материал детской души, - писал он, - качественно уже заранее дан от родителей и прародителей путем наследственности; воспитанию представляется прекрасная задача превратить эту душу в пышный цветок интеллектуальным обучением и нравственным воспи¬танием, т.е. путем приспособления»53. При этом он с признательно-стью ссылается на труд В. Прейнера о душе ребенка (1882), который анализирует наследуемые ребенком задатки. Вслед за Э. Геккелем детские психологи стали проектировать этапы онтогении индивидуального развития от простейших форм до Современного человека (Ст. Холл, В. Штерн, К. Бюлер и др.). Так, Бюлер указывал, что «индивиды приносят с собой задатки, а план их осуществления состоит из суммы законов»54. В то же время К. Коффка, исследуя феномен созревания в соотношении с обучени¬ем, отмечал: «Рост и созревание - это такие процессы развития, те¬чение которых зависит от унаследованных особенностей индиви-дуума, так же как и законченный при рождении морфологический признак... Рост и созревание, правда, не вполне независимы от внешних воздействий...»55 Развивая идеи Э. Геккеля Эд. Клаперед писал о том, что сущность детской природы «в стремлении к дальнейшему развитию», при этом «чем продолжительнее детство, тем длиннее период развития»56. В науке в период наибольшего доминирования какой-либо новой идеи обычно проис-ходит крен в ее сторону. Так случилось и с ос¬новным принципом биогенетического закона - принципом рекапи¬туляции (от лат. recapitulatio - сжатое повторение бывшего прежде). Так, С. Холл пытался объяснить развитие с точки зрения рекапиту¬ляции. Он находил в поведении и развитии ребенка многочисленные атавизмы: инстинкты, страхи. Следы от древней эпохи - боязнь от¬дельных предметов, частей тела и т.д. «...Боязнь глаз и зубов... объ¬ясняется отчасти атавистическими пережитками, отзвуками тех дол¬гих эпох, когда человек боролся за свое существование с животны¬ми, имевшими большие или странные глаза и зубы, когда далее ве¬лась долгая война всех против всех внутри человеческого рода»57. С. Холл производил рискованные аналогии, не подтверждавшиеся реальным онтогенезом. В то же время его соотечественник Д. Бол¬дуин с тех же позиций объяснял генезис робости у детей. Многие психологи детства называли стадии, через которые дол¬жен пройти ребенок в процессе своего онтогенетического развития (С. Холл, В. Штерн, К. Бюлер). Идеей Э. Геккеля был заражен и Ф. Энгельс, который также при¬нял онтогению как факт быстрого прохождения филогении в облас¬ти психического. По-своему силу биологических предпосылок понимал 3. Фрейд, который разделил са-мосознание человека на три сферы: «Оно», «Я» и «Сверх-Я». Согласно 3. Фрейду, «Оно» - вместилище врожденных и вытеснен¬ных побуждений, за-ряженных психической энергией и требующих выхода. «Оно» руководствуется врожден-ным принципом удовольст¬вия. Если «Я» - сфера осознанного, «Сверх-Я» - сфера социаль-ного контроля, выражаемая в совести человека, то «Оно», являясь врож¬денным даром, оказывает мощное влияние на две другие сферы58. Идея о том, что врожденные особенности, наследственность явля¬ются ключом к земной судьбе человека, начинает заполонять не толь¬ко ученые трактаты, но и обыденное сознание людей. Место биологического в развитии - одна из основных проблем возрастной психологии. Эта проблема еще будет прорабатываться в науке. Однако сегодня о многих предпосылках мы можем говорить вполне уверенно. Можно ли стать человеком, не имея человеческого мозга? Как известно, самые близкие наши «родственники» в животном мире - человекообраз-ные обезьяны. Наиболее покладистые и понят¬ливые из них - шимпанзе. Их жесты, мими-ка, поведение порой пора¬жают сходством с человеческими. Шимпанзе, как и другие чело-веко¬образные обезьяны, отличаются неистощимым любопытством. Они могут часами изучать попавший им в руки предмет, наблюдать пол¬зающих насекомых, следить за дей-ствиями человека. Высоко развито у них подражание. Обезьяна, подражая человеку, мо-жет, например, подметать пол или смачивать тряпку, отжимать ее и протирать пол. Другое дело, что пол после этого почти наверняка останется гряз¬ным - все кончится перемещением мусора с места на место. Как показывают наблюдения, шимпанзе использует в разных си¬туациях большое коли-чество звуков, на которые реагируют сородичи. В экспериментальных условиях многим ученым удавалось добиться от шимпанзе решения довольно сложных практических задач, требую¬щих мышления в действии и включающих даже употребление предме¬тов в качест-ве простейших орудий. Так, обезьяны путем ряда проб строили пирамиды из ящиков, что-бы достать подвешенный к потолку банан, овладевали умением сбивать банан палкой и даже составлять для этого одну длинную палку из двух коротких, открывать запор ящика с приманкой, употребляя для этого «кляч» нужной формы (палку с треугольным, круглым или квадратным сечением). Да и мозг шимпанзе по своему строению и соотношению раз-меров отдельных частей ближе к человеческому, чем мозг других животных, хотя и силь-но уступает ему по весу и объему. Все это наталкивало на мысль: что, если попытаться дать детены¬шу шимпанзе челове-ческое воспитание? Удастся ли развить у него хотя бы некоторые человеческие качества? И такие попытки делались неоднократно. Остановимся на одной из них. Отечественный зоопсихолог Н. Н. Ладынина-Коте воспитывала ма¬ленького шимпанзе Иони с полутора до четырех лет в своей семье. Детеныш пользовался полной свободой. Ему предоставлялись самые разнообразные человеческие вещи и игрушки, «приемная ма-ма» вся¬чески пыталась ознакомить его с употреблением этих вещей, научить общаться с помощью речи. Весь ход развития обезьянки тщательно фиксировался в дневнике. Через десять лет у Надежды Николаевны родился сын, которого назвали Рудольфом (Руди). За его развитием до четырехлетнего воз¬раста также вели самые тщательные на-блюдения. В результате появилась на свет книга «Дитя шимпанзе и дитя человека» (1935). Что же удалось установить, сравнивая развитие обезьяны с развитием ребенка? При наблюдении обоих малышей обнаруживалось большое сход¬ство во многих игро-вых и эмоциональных проявлениях. Но вместе с тем выявилось и принципиальное разли-чие. Оказалось, что шимпан¬зе не может овладеть вертикальной походкой и освободить руки от функции хождения по земле. Хотя он и подражает многим действиям человека, но это подражание не приводит к правильному усвоению и совершенствованию навыков, связанных с употреблением предме¬тов обихода и орудий: схватывается только внешний рисунок дейст¬вия, а не его смысл. Так, Иони, подражая, часто пытался забить гвоздь мо-лотком. Однако он то не прилагал достаточно силы, то не удерживал гвоздь в вертикаль-ном положении, то бил молотком ми¬мо гвоздя. В результате, несмотря на большую прак-тику, Иони так никогда и не смог забить ни одного гвоздя. Недоступны для дете¬ныша обезьяны и игры, носящие творческий конструктивный харак¬тер. Наконец, у него отсутствует какая бы то ни было тенденция к подражанию звукам речи и усвоению слов, даже при настойчивой специальной тренировке. Примерно такой же результат был получен и другими «приемными родителями» детеныша обезьяны - супруга¬ми Келлог. Значит, без человеческого мозга не могут возникнуть и человече¬ские психические ка-чества.
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

whatsApp2

Отзывы о нашем агентстве
Для работодателей - База резюме
Для соискателей - База вакансий
 
Google